Дагестан просит амнистии боевикам и отмены закона о запрете ваххабизма

Разместил Шах Шах
      Инструменты
В Махачкале прошел съезд народов Дагестана, в котором принял участие глава республики Магомедсалам Магомедов. Он сначала призвал тех, кто «по разным причинам оказался в рядах незаконных вооруженных формирований, отказаться от противоправной деятельности» и пообещал им «адаптацию к мирной жизни». «Каждому, кто прислушается к этому призыву, будет гарантировано гуманное отношение, соблюдение его конституционных прав, объективное рассмотрение всех обстоятельств пребывания в рядах незаконных вооруженных формирований», – пообещал Магомедов.

После этого делегаты съезда по призыву главы республики приняли обращение об амнистии. Обращение адресовано президенту России.

«Съезд обращается к президенту России с предложением рассмотреть возможность разработки в рамках действующего законодательства РФ механизма применения на территории Дагестана амнистии в отношении лиц, не принимавших непосредственного участия в террористических акциях...Съезд поддерживает создание необходимых условий для добровольного возвращения к родным очагам тех, кто сегодня готов отказаться от противоправных действий. Обращаемся к тем, кто взял в руки оружие с призывом прекратить кровопролитие и начать мирный диалог. Обращаемся к родителям: верните своих детей домой», – сказано в резолюции съезда.

«Коммерсант» отмечает, что несколько недель назад в Дагестане начала работу комиссия по адаптации к мирной жизни боевиков, согласившихся «выйти из леса». ее состав был включен видный представитель так называемого нетрадиционного ислама, один из руководителей религиозного движения «Ахлсунна-ва-Джамаа» Абас Кебедов, брат Багаудина Магомедова, который считается главным дагестанским ваххабитом и до сих пор числится в международном розыске. Сам по себе факт включения господина Кебедова в состав комиссии был воспринят в Дагестане как шаг революционный – до сих пор местные власти поддерживали лишь представителей традиционного ислама. Однако комиссия столкнулась с предсказуемой проблемой – ее полномочия не позволяли гарантировать боевикам спокойную жизнь по возвращении домой. После «выхода из леса» они могли бы рассчитывать в лучшем случае лишь на объективное рассмотрение их дела следственными органами, однако это малоэффективный стимул.

В дополнение к просьбе об амнистии делегаты попросили отменить закон «О запрете ваххабизма и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан». «Закон был принят 16 сентября 1999 года в спешке, он не соответствует федеральному законодательству. Раз мы находимся в составе России, надо отменить закон», – сказал постпред республики при президенте России Гаджи Махачева. Постпред заметил, что в РФ в целом сложилась абсурдная ситуация: руководство страны налаживает дипломатическое общение с правителями ваххабитских стран, наподобие Саудовской Аравии, одновременно внутри страны ваххабизм приравнен к экстремизму.

Махачев также предложил принять во внимание, что для Дагестана неприемлем термин «пособник боевиков»: «Кто бы ни пришел в твой дом, даже если это будет враг, твоя обязанность принять его, потому что – это гость».

Съезд народов Дагестана вызвал полярные оценки у представителей различных общественно-политических организаций. Одни считают, что мероприятие послужит консолидации власти и общества, другие заявили, что съезд окажется протокольным мероприятием и не изменит ситуацию в республике.

Амнистии в Дагестане в отличие от Чеченской республики ни разу не было. В Чечне ее объявляли четыре раза (в последний раз ею воспользовались, по официальным данным, 200 человек). В 2009 году Дагестан стал регионом самых многочисленных терактов и стычек с боевиками на Северном Кавказе.