МИФ О ГЕНОЦИДЕ ЧЕРКЕСОВ

classic Классический list Список threaded Древовидный
1 сообщение Инструменты
Ответить | Древовидный
Открыть эту статью в виде дерева
|

МИФ О ГЕНОЦИДЕ ЧЕРКЕСОВ

Roman
Легко и приятно – быть «жертвами» геноцида, которого не было. Легко, приятно и очень полезно. У тебя просят прощения, тебе дают деньги, ты оказываешься в центре внимания. Особенно это выгодно, если прежде о твоей нации никто и не слыхал. Еще удобнее, когда у «обвиняемой» стороны хватает врагов по всему миру. Главное придумать красочную легенду, а уж они раскрутят её до международного масштаба. Надо всего лишь не забывать говорить об этом постоянно, блокировать любые дискуссии на эту тему и каждый день повторять заученную ложь. Со временем, прямо по Геббельсу, она обязательно станет правдой в глазах всей планеты.
И речь не об «исторической справедливости». Её не может быть там, где нет даже сотой доли истины. Речь о том, чтобы, используя эту легенду, уничтожить страну и поставить её народ на колени. Совсем недавно мы ви-дели это в Югославии.
Сегодня мы видим те же намерения уже по отношению к России. И в этом случае рычагом становится даже не легенда, а миф. Основой для него взяты события позапрошлого века, вывернутые наизнанку. А объектом фальсификации – политика Российской империи на Кавказе, в отношении так называемых «черкесов». Именно эту политику стали преподносить как геноцид. Это не так сложно. Особенно на международной арене, где никого не волнует то, что на самом деле произошло полтора столетия назад. Зато волнует то, как можно это использовать сегодня.
С одной стороны, в сети и в зарубежной прессе можно найти десятки тысяч страниц, наполненных яркими и невероятно драматичными рассказами о «русских зверствах». С другой стороны, цена этим историям становится очевидной, стоит лишь немного подойти к этому вопросу. И тут не обязательно быть историком и не нужно копаться в архивах. Достаточного простого анализа фактов.
Прежде всего, что такое геноцид? Конвенция ООН дает однозначное определение. Это действия, совершаемые с намерением уничтожить какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую. Таким образом, геноцид – это, прежде всего, массовое истребление. Убийство, основанием для которого становится национальность жертвы.
Уже здесь мы видим первое противоречие. В Российской империи на-циональность никогда не имела ключевого значения. Не только на государственном, но и на бытовом уровне. А расовые аспекты вообще не рассматривались. Роль играла только религиозная принадлежность. Но и здесь мы не можем найти ни малейших предпосылок для преследования. Да, не все религии были равны. Но мусульмане в России всегда имели все возможные права. Империя славилась своим отношением к религии Мухаммеда. И хотя войны с Турцией давно уже стали «доброй традицией», за весь XIX век в России не было издано ни одного указа, который ущемлял бы права мусульман.
Говорить об убийствах вообще нелепо. Россия позапрошлого столетия была единственной в мире империей, которая всегда отрицала практику «зачистки» занятой территории. Более того, на присоединенные народы никогда не оказывалось давления. Они могли сохранить свою веру, свою культуру и свои земли. Единственным условием была лояльность. Но историческая правда мало интересует тех, кто ставит своей целью навязать прошлое, которого не было. И пропагандисты «геноцида черкесов» используют очень простую тактику – они показывают на свои земли, а потом на диаспору за пределами России. Именно наличие этой диаспоры становится их единственным аргументов в пользу «геноцида». Понятный подход, учитывая, что это единственное, за что можно ухватиться. Хотя и довольно странный.
Даже здесь мы видим подмену понятий. В качестве геноцида препод-носится массовая эмиграция за рубеж. Это уже отрицает какое-либо намерение истребить этнос. Но речь не об этом. Дело в том, что в этом же вопросе мы видим второе искажение фактов. А точнее – смешение терминов «переселение» и «депортация». Проводится четкая линия. Война – оккупация – выселение «покоренных» народов. Линия, вымышленная от начала до конца.
Хотя бы потому, что у царского правительства никогда не было желания занимать земли черкесов. Но именно черкесы сделали всё возможное для того, чтобы это произошло. Именно они превратили свою территорию в очаг беспредела, в источник набегов и грабежей. И именно они использовали горы как разбойничью базу, а море – как возможность торговать трофеями и рабами.
Но даже в этом случае Россия пыталась действовать поэтапно. В качестве полумеры предлагалось лишить черкесов доступа к побережью и тем самым обрубить торговлю награбленным. Привело это лишь к тому, что русских, захваченных при набегах, стали убивать на месте. В том числе женщин и детей. Решением проблемы могли стать лишь активные боевые действия. И в этой ситуации царское правительство, пытаясь избежать жертв среди местного населения, предложило части черкесов временно переселиться на равнину, где для них отводились самые плодородные земли.
Но в данном случае ключевую роль сыграл исторический фон. А именно то, что эти события совпали с отменой крепостного права по всей империи. И прекрасно осведомленная горская знать справедливо опасалась потери влияния в случае принятия российского подданства. Как следствие, ими был предложен свой вариант – массовая эмиграция в Турцию. Надо заметить, что этот план не встретил особой поддержки. Имперское руководство куда больше желало интегрировать черкесов, нежели согласиться на их переселение в державу, которая всегда была противником в этом регионе.
Тем не менее, ряд обстоятельств сделал этот исход неизбежным. Прежде всего, это позиции местных «князей» и феодальный характер черкесского общества. В результате, элита всеми доступными способами пыталась утвердить внутри него тезис об «ужасных условиях», которые ждут тех, кто перейдет под покровительство «неверных». Где-то хватало пропаганды, где то приходилось подкупать и запугивать старейшин. А где-то очень кстати приходилась поддержка тех, для кого вопить о «кафирах» – профессиональный долг. Во многом именно мусульманское духовенство сыграло решающую роль в том, что черкесское большинство с энтузиазмом восприняло идею переехать к султану.
Ну, а многочисленные османские агенты рисовали прекрасные картины нового отечества. Только реальные планы у Турции были совершенно иные. В них не было места черкесам, как полноправным гражданам страны. Зато для них была отведена немаловажная роль дешевой рабочей силы, в которой так нуждалась дряхлеющая империя.
Так или иначе, решение было принято. И Россия взяла на себя обяза-тельства способствовать его реализации. Причем в такой мере, что в итоге это аукнулось нам боком. Именно высочайший уровень содействия со стороны России, её стремление провести это цивилизованно, так, чтобы переселенцы не превратились в острие нового турецкого вторжения, именно это через 150 лет превратилось в миф о том, что наша страна была идеологом и организатором этой операции. Притом, что российское руководство в последующие годы всецело помогало тем семьям, которые пожелали вернуться обратно. А таких оказалось предостаточно. Турецкий проект был реализован в полной мере. За тем исключением, что Порта, спровоцировав массовое переселение, недооценила его масштаб. В итоге, десятки тысяч семей оказались лишними и были помещены во временные лагеря, где они умирали от эпидемий и голода. А выжившие были отправлены на окраины Османской Империи. Отсюда мы и видим диаспоры в Иордании и Сирии, в других бывших турецких провинциях.
В итоге сложилась парадоксальная ситуация. Обманутые и обездоленные, переселенцы навсегда это запомнили. Только со временем эта обида и ненависть стали настолько аморфными, что цель можно выбирать любую. И обвинять кого угодно. Конечно, то, что черкесы потеряли связь со своей исторической родиной – это трагедия. Другое дело, что потеряли они её тем же образом, что эмигранты, покидающие страну в поисках лучшей жизни. То, что их надежды не оправдались, тот факт, что они по собственной воле лишись своей земли – именно это является ментальной основой того пласта лжи, которым покрыта вся эта история.
В итоге эта ложь и стала той почвой, на которой произрастают мифы о «геноциде черкесов». И никого не волнует, что именно авторы этих мифов и украли Родину у своих же соплеменников.