Историко-правовой анализ требований о признании геноцида черкесского народа

classic Классический list Список threaded Древовидный
6 сообщения Инструменты
Ответить | Древовидный
Открыть эту статью в виде дерева
|

Историко-правовой анализ требований о признании геноцида черкесского народа

Roman
История требований о признании геноцида черкесского народа насчитывает не один год и началась в эпоху перестройки, после того, как в программных документах, с которых началась перестройка в СССР, геноцид был официально осужден как тягчайшее международное преступление. В апреле 1990 г. в ауле Кошехабль прошел I Кошехабльский форум «История – достояние народа», в рекомендациях которого было определено, что «царизм проводил политику геноцида по отношению к адыгским народам в XIX в». В октябре 1990 г. в г.Нальчик состоялась Всесоюзная научно-практическая конференция «Национально-освободительная борьба народов Северного Кавказа и проблемы мухаджирства», в ходе которой было отмечено, что «политика русского царизма в этом регионе была завоевательной, колонизаторской, сопряженной с покорением, геноцидом и изгнанием большей части адыгского народа и части других народов за пределы Родины».  
В 1992 году Верховный Совет Кабардино-Балкарской ССР принял постановление, согласно которому массовое истребление адыгов (черкесов) в годы Русско-Кавказской войны и их насильственное выселение с исторической родины в Османскую империю «считать актом геноцида, тягчайшим преступлением против человечества». В 1996 году Государственный Совет – Хасэ Республики Адыгея принял постановление «Об обращении к Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации» об официальном признании факта геноцида адыгского (черкесского) народа в период Кавказской войны. В последующие годы обсуждению этого вопроса также уделялось значи-тельное внимание.
В октябре 2006 г. адыгские (черкесские) организации России, Турции, Израиля, Иордании, США, Бельгии, Канады, Германии и Сирии обратились к Председателю Европарламента с просьбой признать геноцид адыгского (черкесского) народа, совершенный Российским государством в XVIII-начале XX вв., ссылаясь на общепризнанные нормы международного права, в том числе, на Конвенцию о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г. и Конвенцию о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества 1968 г.
В 2007 г. черкесы США в своем Обращении к Президенту В.В.Путину и парламенту Российской Федерации потребовали «всестороннего и внимательного рассмотрения вопроса признания геноцида черкесов на официальном уровне и реабилитации нашего этноса в соответствии с международным правом».
В 2008 г. состоялся чрезвычайный съезд черкесского народа, деле-гаты которого предложили вспомнить о проблемах черкесов, которые подвергались геноциду со стороны царского режима.
В марте 2010 г. в Грузии состоялась международная конференция «Скрытые нации, непрекращающиеся преступления: черкесы и народы Се-верного Кавказа между прошлым и будущим», участники которой обрати-лись в Парламент Грузии с просьбой признать геноцид черкесов, совершенный Российским государством во второй половине XIX века, когда в результате столетней Кавказской войны часть проживавших в царской России черкесов была физически уничтожена, а значительная часть была вынуждена эмигрировать.
В настоящее время некоторые общественные организации, в частности, Черкесский конгресс Адыгеи, вновь ставит перед Российской Федерацией вопрос о том, чтобы на государственном уровне была дана официальная оценка событий того времени, т.е. чтобы Россия признала факт геноцида черкесского народа, а Ассоциация черкесских организаций требует не только признания факта геноцида, но и устранения его последствий, т.е. оказание помощи черкесам, проживающим за рубежом, в переселении на историческую родину.
Изучение данной проблемы показало, что среди черкесских организаций, поднимающих вопрос о признании Россией геноцида черкесов, существует несколько позиций. Одна из них, отраженная в Резолюции конференции в Тбилиси по черкесскому геноциду, заключается в требовании признать, что «черкесы – народ, подвергшийся геноциду, потерявший свою независимость вследствие колонизации, массовых преступлений, массовых депортаций и этнических чисток. Черкесы и сегодня страдают от непрекращающегося геноцида и являются народом в изгнании», «черкесы добиваются восстановления исторической справедливости и осуждения исторической колониальной политики Российской империи и сегодняшней политики Российской Федерации, направленной против интересов черкесского народа на их родине и в диаспоре». Другая выражена кандидатом исторических наук, ведущим со-трудником Адыгейского республиканского института гуманитарных иссле-дований Самиром Хотко, который подчеркивает, что «речь идет только о том, чтобы российское общество признало трагедию черкесского этноса, всех этносов северо-западного Кавказа, и перевернуло эту трагическую страницу черкесской истории».
Несколько иную позицию занимает Международная Черкесская Ассоциация, которая, на основе анализа архивных исторических материалов, работ видных российских и зарубежных ученых, пришла к выводу о том, что помимо Русско-Кавказской войны XIX века, причинами гибели и эмиграции черкесских (адыгэ-абазэ) народов явились: а) колониальная политика царской России на Кавказе; б) геополитические интересы Османской Империи, Англии в этом регионе и связанные с этим крупномасштабные политические интриги; в) активная деятельность мусульманского духовенства, направленная на переселение адыгов в так называемые «мусульманские» страны; г) несогласованность действий и амбиции многих адыгских и абхазских князей. Это те составляющие, которые в совокупности привели к великой трагедии адыгского, абхазского и абазинского народов в XIX веке.  
Вопрос о геноциде черкесов (адыгов) в настоящее время приобретает определенное значение в связи с тем, что на территории, где планируется проведение Сочинской Олимпиады, в результате имперской политики цар-ской России в XIX веке погибли сотни тысяч черкесов. Можно предполо-жить, что этот факт, соответствующим образом интерпретированный, будет использован в качестве предлога для отказа некоторых стран от участия в Олимпиаде.
Возникает вопрос – правомерно ли требование о признании Российской Федерацией геноцида черкесов (адыгов)? Несет ли Российская Федерация ответственность за действия царской России на Кавказе? Должна ли Российская Федерация признавать геноцид черкесов, в соответствии с действующим международным и национальным зако-нодательством? Является ли принятие 14 апреля 1995 г. Государственной Думой заявления, осуждающего геноцид армян 1915-1922 годов, юридическим основанием для признания происходивших в XIX веке на Кавказе событий, геноцидом черкесов? Думается, что на эти вопросы следует дать отрицательный ответ.
Несмотря на то, что СССР подписал Конвенцию о предупреждении геноцида и наказании за него в 1949 году, а ратифицировал ее в 1954 г., впервые в российском уголовном законодательстве норма, предусматривающая ответственность за геноцид, появилась в УК РФ 1996 г., который в качестве одной из задач уголовного закона определял обеспечение мира и безопасности человечества. В соответствии со ст.357 УК РФ геноцид определен как «действия, направленные на полное или частичное уничтожение национальной, этнической, расовой или религиозной группы как таковой путем убийства членов этой группы, причинения тяжкого вреда их здоровью, насильственного воспрепятствования деторождению, принудительной передачи детей, насильственного переселения либо иного создания жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтожение членов этой группы».
В соответствии с Федеральным законом от 15.07.95 г. N 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» установлено, что данный закон распространяется на международные договоры, в которых Российская Федерация является стороной в качестве государства – продолжателя СССР.  Ст.31 указанного закона, устанавливает, что международный договор подлежит выполнению Российской Федерацией с момента вступления его в силу для Российской Федерации.
Присоединившись к Конвенции 1948 года, СССР, а впоследствии Российская Федерация как правопреемница СССР, взяли на себя обязательства принимать меры предупреждения против совершения геноцида и карать за его совершение. Однако, ни Советская власть, ни СССР, ни Российская Федерация не брали на себя обязательств, как до появления данной Конвенции, так и в последующие годы после ее подписания и ратификации, дать политике, проводимой царской Россией на Кавказе в период Кавказских войн, юридическую оценку, влекущую за собой определенные правовые последствия в виде реабилитации.
Безусловно, пример добровольного признания государством факта жестокого отношения к своим гражданам имеется. Россия на протяжении многих лет принимает меры к восстановлению исторической справедливости в отношении народов, подвергнутых необоснованным репрессиям. Так, в соответствии с Декларацией Верховного Совета СССР от 14 ноября 1989 г. «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав», в 1991 г. был принят Закон РСФСР «О реабилитации репрессированных народов», в соответствии с которым были признаны репрессированными народы (нации, народности или этнические группы и иные исторически сложившиеся культурно - этнические общности людей, например казачество), в отношении которых по признакам национальной или иной принадлежности проводилась на государственном уровне политика клеветы и геноцида, сопровождавшаяся их насильственным переселением, упразднением национально - го-сударственных образований, перекраиванием национально - территориальных границ, установлением режима террора и насилия в местах спецпоселения  и установлено их право на реабилитацию, т.е. на признание и осуществление их права на восстановление территориальной целостности, на восстановление национально -  государственных образований, сложившихся до их упразднения, а также на возмещение ущерба, причиненного государством.
В соответствии с Законом РФ от 18 октября 1991 года № 1761-1 «О реабилитации жертв политических репрессий», политическими репрессиями были названы различные меры принуждения, примененные государством по политическим мотивам, такие как лишение жизни или свободы, помещение на принудительное лечение в психиатрические лечебные учреждения, выдворение из страны и лишение гражданства, выселение групп населения из мест проживания, направление в ссылку, высылку и на спецпоселение, привлечение к принудительному труду в условиях ограничения свободы, а также иное лишение или ограничение прав и свобод лиц, признававшихся социально опасными для государства или политического строя по классовым, социальным, национальным, религиозным или иным признакам, осуществлявшееся по решениям судов и других органов, наделявшихся судебными функциями, либо в административном порядке органами исполнительной власти и должностными лицами и общественными организациями или их органами, наделявшимися административными полномочиями.  
Однако, в соответствии с Определением Конституционного Суда РФ от 19.02.2009 г. № 135-О-П, действие этого закона распространяется только на граждан РФ и иных перечисленных в законе лиц, которые подверглись политическим репрессиям на территории Российской Федерации, начиная с 25 октября 1917 года. Таким образом, применить данный закон к гражданам, идентифицирующим себя как черкесы (адыги), не представляется возможным.
Кроме того, еще в 1990 году в выводах и рекомендациях Всесоюзной научной конференции «Национально – освободительная борьба народов Северного Кавказа и проблемы мухаджирства» указывалось: «участники конференции признают методологическую несостоятельность и по-литическую опасность отождествления русского царизма с русским народом и считают необходимым проводить в исследованиях четкое разграничение между ними. В равной мере необходимо руководствоваться этими же критериями при интерпретации и оценке идейных позиций и движущих сил борьбы народов».  
Следует отметить, что факт юридического признания уничтожения армян как геноцида также не может явиться основанием для признания геноцида черкесов (адыгов). Представляется, что при внешней схожести событий имеются существенные юридические различия. И самое основное заключается в том, что Турция осуществляла целенаправленное уничтожение армян именно как национальной и религиозной группы. Кроме этого, она продолжала политику уничтожения армян и после официальной нотификации турецкого правительства о международно-правовой оценке его действий, квалифицированных как преступление. Другими словами, зная, что действия, совершаемые против армян, являются преступлением, Турция продолжала их совершать, т.е. данное преступление совершалось умышленно. Существуют документальные свидетельства, согласно которым уже в годы уничтожения армян (1915-1918 гг.) многие страны называли действия турецкого правительства в отношении армян именно как преднамеренное «убийство целой нации», «истребление целого народа», «уничтожение» армянского народа.  
О том, что действия турецкого правительства были направлены на уничтожение армян именно как на уничтожение конкретной этнической и религиозной группы, свидетельствуют исторические факты. Подобного нельзя сказать о черкесах, так как правительство царской России не уничтожало черкесов по национальному или религиозному признаку. По мнению С.Г.Лурье, национальность не была значимой категорией для русских государственных деятелей. Основной целью государственной политики было «сделать как православных, так и мусульман одинаково полезными гражданами России».
Можно ли с точки зрения современного права оценить действия цар-ской России на Кавказе в отношении черкесов как геноцид? На этот вопрос следует дать отрицательный ответ, так как субъективную сторону данного преступления составляет прямой умысел на уничтожение национальной, этнической, расовой, религиозной группы как таковой, а правительство царской России, ведя Кавказскую войну, не имело целью уничтожить черкесов (адыгов) как национальную, этническую или религиозную группу.
Осуждались ли эти действия правительства царской России на Кавказе мировым сообществом? Давалась ли им международно-правовая оценка? Предупреждалось ли правительство царской России о преступности его действий в отношении черкесов (адыгов)? Сведений о том, что это происходило, автор не имеет.
Кроме того, прежде, чем выдвигать требования о юридической оценке каких-либо действий, следует вспомнить, в какое время происходили обсуждаемые события. В силу своего стратегического положения в XIX веке Северо-Западный Кавказ оказался в центре геополитических интересов России, Турции и западных стран, в первую очередь, Англии. В соответствии со ст.4 Адрианопольского мирного договора между Россией и Турцией от 2 сентября 1829 г., которым завершилась русско-турецкая война 1828-1829 гг., «весь берег Черного моря от устья Кубани до пристани Св. Николая включительно, пребудут в вечном владении Российской империи». Таким образом, международным договором юридически закреплялось владение Россией землями Северо-Западного Кавказа, т.е. Северо-Западный Кавказ в результате этого мирного договора стал частью Российской империи. В связи с тем, что представители адыгов не присутствовали при подписании этого договора, они не желали признавать власть российского царя над собой. Как указывал Ф.А.Щербина, они «не признавали чужой власти над собой и терпели турок как единоверцев, а не владетелей». В последующем право России на указанные территории было вновь подтверждено на Парижском мирном конгрессе 1856 г., во время которого Англия, преследуя свои интересы, попыталась добиться от России признания независимости Черкесии.  
Таким образом, анализируя исторические события XIX в., можно ут-верждать, что гибель черкесов (адыгов) в результате многолетней нацио-нально-освободительной борьбы, которую они вели против царского правительства России, не может квалифицироваться как геноцид. Расценивать переселение черкесов (адыгов) в Оттоманскую Турцию как геноцид так же неправомерно, поскольку их эмиграция началась еще в 30-е годы XIX века и была следствием самостоятельного выбора в ответ на предложение царского правительства «выселиться на равнины или же удалиться в Турцию». Те, кто не желал признавать над собой власть России, предпочли эмигрировать.
Следует отметить, что условия переселения черкесов в Турцию были предметом неоднократного обсуждения между правительствами царской России и Оттоманской Турции. Гибель значительного количества черке-сов, приведшая в некоторых случаях к существенному сокращению субэтнических групп, чаще всего происходила по причине жизненных условий, в которые они попадали после переселения. Некоторые из переселенцев возвращались, предостерегая соплеменников от поспешных решений, но их не слушали. Думается, что возлагать за это ответственность на Россию неправомерно.
Подводя итог, можно сказать следующее. Во-первых, обсуждаемое событие происходило в период заключительного этапа Кавказской войны 1817-1864 гг. Это была война, во время которой обе стороны взаимно использовали достаточно жестокие способы ведения боевых действий. Во-вторых, черкесы не были мирным населением. На протяжении многих десятилетий представители различных горских народов Западного Кавказа регулярно совершали набеги на казачьи станицы, предпринимая их не только во время войны, но и в мирное время. В-третьих, черкесы, в свою очередь, не раз уничтожали мирное население казачьих сел. Так что интерпретировать исторические события, происходившие в XIX веке на Кавказе таким образом, что царская Россия целенаправленно уничтожала черкесов (адыгов) именно как национальную, этническую или религиозную группу неправомерно.
На основании изложенного, можно сделать вывод о том, что в соответствии с действующим международным и российским законодательством, политика царской России, проводимая в отношении черкесов (адыгов) в XIX в., не может быть признана геноцидом с точки зрения Конвенции 1948 г. и, следовательно, положения Конвенции 1968 г. о неприменимости срока давности на данный конкретный случай не распространяются.
Ответить | Древовидный
Открыть эту статью в виде дерева
|

ЧЕРКЕССКАЯ МИНА РОССИИ

Roman
Только наивный не видит за последними увлечениями Вашингтона чер-кесской тематикой тонкого геополитического расчёта.
Многочисленные конференции, доклады, аналитические справки, по-свящённые черкесскому вопросу в России – всё это легко можно обнару-жить на сайтах американских, турецких, европейских экспертно-аналитических центров.
В последнее время к этой деятельности активно подключились и некоторые доморощенные структуры. Достаточно упомянуть адыгейскую неправительственную организацию «Адыгэ Хасе – Черкесский парламент» и т.н. общественное движение «Самгъур».
Смысл всех этих выступлений один: Россия и русские совершили геноцид черкесского народа, а потому черкесы имеют полное право на создание т.н. «Великой Черкессии», объединив разом Кабардино-Балкарию, Карачаево-Черкессию, Адыгею и части Ставропольского и Краснодарского краёв. При этом никого не интересует, что это приведёт к кардинальному переформатированию административно-территориального деления такого чувствительного региона, как Юг России, к изменению сложившегося этноконфессионального и социально-экономического баланса.
«Великая Черкессия» должна будет перекрыть России выход к Чёрному морю, а потому западные стратеги вовсю трудятся над её созданием, спекулируя на теме русско-черкесских отношений.
Обвинения в геноциде более чем натянутые. Странный это геноцид получается, если подвергаемый геноциду народ не только увеличивает свою численность во время этого самого геноцида, но и развивает свою культуру.
Так, в России, а не где-нибудь ещё, Шора Бекмурзин Ногмов, кабар-динский историк, филолог и офицер русской армии, создал в 1840 г. «На-чальные правила адыхейской грамматики» – первой грамматики в истории адыгов. В России творил Кази Атажукин, педагог, считавший себя последователем Константина Ушинского. В России он создал кабардинский алфавит и первый кабардинский букварь. В России писали черкесский писатель Магомет Дышеков и поэт Хусин Гашоков.
Сами черкесы, как и их культура, американцам безразлична. Как только отпадёт геополитическая надобность в создании «Великой Черкессии», Вашингтон тут же забудет и про черкесов, и про геноцид.
У американцев самих геноцидов хватает и на собственной территории. До сих пор в США индейцы проживают в резервациях. Да, они уже не похожи на резервации XIX в., но по-прежнему индейцы умирают раньше белых американцев, страдают от безработицы и низких заработков, жалуются на расовую дискриминацию.
Дело дошло до того, что пару лет назад индейцы племени лакота объявили о создании собственной республики. Вообще лакота имеют право на земли штатов Северная Дакота, Южная Дакота, Небраска, Вайоминг и Монтана. Именно там они проживали до тех пор, пока их оттуда не изгнали американцы. Но Республика Лакота занимает сегодня куда меньшую территорию.
Отметим, что уровень жизни в резервации лакота один из самых низ-ких в мире, а младенческая смертность в 5 раз выше средней по стране. Сохраняется высокий уровень заболеваемости туберкулёзом, полиомиелитом, растёт число самоубийств, в том числе подростковых. Это ли не геноцид?
Сравнимо ли положение лакота с положением черкесского народа в России? Ответ очевиден. Жернова западной политики так же легко переме-лют черкесов, как перемололи до них индейцев, африканцев, сербов, иракцев, ливийцев. Черкесы для Запада – всего лишь расходный материал.
Индейцам так и не удалось за многие сотни лет добиться сколько-нибудь значимого развития своей культуры под господством янки. Кавказ-ским народам России часто сами же русские помогали разрабатывать азбуку и основы грамматики.
К сожалению, любой конструктивный диалог с приверженцами «Великой Черкессии» обречён на неуспех. Всех, кто сомневается в её целесообразности, они тут же записывают в ненавистников черкесского народа, и часто на своих сайтах помещают этих людей в список с красноречивым названием «Античеркессизм».
Но античеркессизмом занимаются сами архитекторы «Великой Черкессии» и их подсобные рабочие из числа представителей зарубежной черкесской диаспоры. Это они готовят свой народ на заклание Западу, и черкесскими и русскими костями хотят вымостить англосаксам дорогу к мировой гегемонии.
В этой связи хочется вспомнить слова Расула Гамзатова: «Кто в про-шлое стреляет из пистолета – будущее в него выстрелит из пушки». Не хо-чется, чтобы снова заговорили пушки и установки «Град».
Ответить | Древовидный
Открыть эту статью в виде дерева
|

СИРИЙСКИЙ КРИЗИС И «ЧЕРКЕССКИЙ ВОПРОС»

Roman
В ответ на это сообщение от Roman
В последнее время отмечается существенная активизация проблемы возвращения на историческую родину сирийских черкесов. Во многом это обусловлено гражданским конфликтом в Сирии, от которого страдает, в первую очередь, мирное население. Однако есть и влиятельные международные силы, заинтересованные в «раскрутке» данной проблемы на антироссийской основе.
Следует отметить, что в последние годы значение «черкесского вопроса» для России и для кавказкой политики заметно выросло. Проблема актуализируется в связи с предстоящими зимними Олимпийскими играми в Сочи в 2014 году. Однако было бы неверно сводить ее только к историческим воспоминаниям. Действительно, 21 мая 1864 года в урочище Кбаадэ (сейчас там находится летняя резиденция президентов РФ) была отпразднована последняя победа Российской империи в почти полувековой Кавказской войне. Она была одержана именно над черкесскими формированиями.
Но «черкесский вопрос» имеет и много других граней. Это и сюжеты российской внутренней политики – проблемы представительства черкесов в органах власти, земельная проблема на фоне реформ местного самоуправления, и целый комплекс внешнеполитических проблем. Взять хотя бы двусторонние взаимоотношения с Грузией. После поражения в «пятидневной войне» 2008 года Тбилиси, не имея ресурсов, сопоставимых с российскими, резко активизировал свою «дружбу» с северокавказскими движениями националистической направленности. Тбилиси признал «геноцид черкесов», отменил визы для жителей северокавказских республик (а затем и для всех российских граждан), активизировал информационную политику и гуманитарные контакты в этом направлении.
Помимо грузинского направления «черкесский вопрос» крайне важен и в контексте масштабной ближневосточной геополитической трансформации, называемой «арабской весной». И эта трансформация серьезным образом влияет на расклад сил на Большом Кавказе. До нынешнего кризиса в Сирии, по различным оценкам российских этнографов, в Сирии проживало порядка 32-35 тыс. выходцев из Северного Кавказа, прежде всего, адыгов. Черкесские национальные организации давали большую цифру – 60-100 тыс. одних только адыгов. В большинстве своем представители этой общины были лояльны действующей власти. В докризисный период сирийские политики и дипломаты также наладили конструктивное взаимодействие с управленческими структурами и деловыми кругами адыгоязычных субъектов РФ – Адыгеи и Кабардино-Балкарии.
Сегодня, когда черкесы оказались заложниками гражданского противостояния на Ближнем Востоке, проблема адыгской диаспоры становится важной частью российской политики. Хотелось бы обратить особое внимание на то, что сирийские черкесы обратились за помощью к России, отставив на второй план вопросы негативного исторического прошлого. Притом, что проблема репатриации для «черкесского мира» была и остается одной из центральных.
Нельзя сказать, чтобы РФ этим вопросом не занималась. Более того, на этом направлении есть определенные наработки. Так, еще 24 июля 2010 года президент России подписал закон о соотечественниках за рубежом в новой редакции. В соответствие с этим документом к категории «соотечественник» теперь могут причисляться и «лица, проживающие за пределами территории РФ и относящиеся, как правило, к народам, исторически проживающим на территории РФ, а также лица, чьи родственники по прямой восходящей линии ранее проживали на территории РФ, сделавшие свободный выбор в пользу духовной, культурной и правовой связи с РФ». И репатриация сирийских черкесов на историческую родину становится практическим выполнением формальных правил.
Среди прочего, это показывает, что в сирийском кризисе Москва руководствуется не «солидарностью с диктатором», а своими прагматическими целями, включая и гуманитарные аспекты. Защита сирийских черкесов, таким образом, может быть противопоставлена «историческим изысканиям» Тбилиси и Вашингтона, ориентированным на прошлое, а не настоящее и будущее. В этом контексте проблема репатриации могла бы стать одним из фрагментов «российского ответа» на «черкесский вопрос».
В тоже время в эйфорию по этому поводу впадать не стоит. Репатриация – проблема достаточно сложная. Смогут ли репатрианты интегрироваться в российский социум на Северном Кавказе? Ведь адыгская идентичность на исторической родине и на Ближнем Востоке – не одно и то же. Смогут ли они найти себя на рынке труда в непривычных для них условиях? Как будет организовано образование их детей? Вопросов такого рода достаточно много.
Опыт предшествовавших репатриаций (переезд черкесов из Косово в Адыгею) выявил немало проблем – от распространения радикальных религиозных взглядов до банальной зависти со стороны местного населения.
Таким образом, необходима серьезная государственная программа репатриации. И не просто некий документ, а проект, вписанный в общий контекст миграционной политики России, с учетом тенденций на рынке труда, не говоря уже о земельных и межэтнических вопросах. Только так можно сформулировать качественную альтернативу на «черкесском направлении», которая поможет и в решении острых внутренних проблем, и в продвижении российских интересов на международной арене.
Ответить | Древовидный
Открыть эту статью в виде дерева
|

Заказ оплачен и выполнен

Roman
В ответ на это сообщение от Roman
Так называемый и подсунутый западными друзьями Саакашвили во-прос о «геноциде» черкесов шит белыми нитками и явно направлен на провокацию российской стороны и на срыв Зимних Олимпийских игр 2014 г. в Сочи.
Однако, даже несмотря на то, что факт «геноцида» черкесов не под-держал никто, и эту инициативу осудил даже сам черкесский народ, это нисколько не смущало преступное правительство Саакашвили и к огромному сожалению не только нас, но подавляющего населения Грузии, наличие этого театрализованного абсурда не смущает и новые власти Грузии.
Мы уже обращали внимание Правительства Грузии на этот негативный балласт, который им оставил прежний режим, но похоже, что давление «друзей-покровителей» так велико, что, даже понимая разумом всю абсурдность вопроса о «геноциде» черкесского народа, его обходят стороной и новые власти.
Давайте в очередной раз обратимся к этой теме как историческому отрезку времени (условия, события, практика) и факту соответствия (реалии, участники, особенности).
Завоевание Российской империей Северного Кавказа – событие драматичное, но вместе с тем естественное явление в мировой истории для того времени.
Методы, примененные Российской империей при завоевании Кавказа, выглядят бледной тенью того, что вытворяли там Османская империя и персы, а также по сравнению с тем, что сделали европейские колонизаторы на всех остальных континентах. В условиях колонизаторской политики Запада в мире было пролито море крови, множество цивилизаций и культур стерто с лица земли, прекратили существование многие этносы и языки. Но никто в современном мире не квалифицирует это как геноцид, и эти эпизоды мировой истории описываются как борьба за влияние и геополитические интересы. Иначе получается, что вся мировая история состоит из множества фактов геноцида, что будет способствовать обесцениванию и нивелированию самого этого термина и будет оправданием признанных в мире реально жестоких фактов геноцида и истребления народов по национальному или религиозному признаку.
Особо выделяется жестокое правление Османской империи на Кавказе, которая в своей борьбе против России активно использовала религиозный фактор. Проводимая исламизация черкесских народов была достаточным фактором для того, чтобы они, провоцируемые турецкой стороной, активно противостояли России и вынуждали к применению большего силового воздействия.
Согласно результатам объективных исторических исследований, затрагивающих Кавказскую войну (1763-1864 гг.), боевые действия проходили там в соответствии с принятыми в тот исторический период времени обычаями и методами ведения военных операций.
Исторически подтвержденных фактов геноцида Россией по национальному признаку адыго-черкесских народов не выявлено.
Грузия, конечно, не забыла и помнит о своем многовековом нацио-нальном бедствии, вошедшем в историю страны под общим названием «лекианоба», когда северокавказские племена осуществляли систематические и жестокие набеги на грузинские царства и княжества, похищая, порабощая, убивая многие тысячи грузин. Грузинский народ также помнит, что спасения от этого ужаса и полного истребления этноса, грузинские цари искали  в покровительстве Российской империи, и в итоге эта настойчивость и присоединение к России Северного Кавказа положили конец беспощадному разграблению и истреблению грузинского народа.
Наверное, стоит помнить и не забывать о том, что после подписания «Георгиевского трактата» 1783 г., православные грузины совместно с рус-скими войсками или в их составе активно участвовали практически во всех военных операциях в Кавказском регионе, что, по сути, ставит вопрос прямого участия Грузии в т.н. «геноциде» черкесского народа.
Непосредственно тема геноцида черкесов стала актуальной с 90-х го-дов и её авторы с различной интенсивностью активировали эту тему, и вскоре к этому процессу неприкрыто включились представители спецслужб США. Ими была издана серия весьма тенденциозных материалов, а представителям адыго-черкесских диаспор были выделены соответствующие гранты, в т.ч. и от Евросоюза.
Как результат, в ноябре 2010 г. Джеймстаунский фонд (США) и уни-верситет им. И.Чавчавадзе (Грузия) провели в Тбилиси конференцию «Забытые нации – преступления продолжаются», на которой было принято соответствующее обращение к правительству и парламенту Грузии о признании т.н. «геноцида» черкесского народа.
Заказ проплачен и выполнен.
Думаю, всем становится ясным, что признание парламентом Грузии «геноцида» черкесов является одним из звеньев кампании, направленной на разжигание антироссийских настроений на Северном Кавказе. Конечно, это в интересах США, которые сами вовсе не собираются признавать какой-либо «геноцид» на Северном Кавказе, а делают это руками Грузии.
Прогрессивная часть грузинского общества подвергла осуждению стремление руководства страны осуществлять в регионе политику под указку и в интересах других государств, нанося при этом существенный вред собственному народу, осложняя отношения с соседними странами.
Признание т.н. геноцида черкесов парламентом Грузии не принесет никаких положительных результатов и, наоборот, ставит Грузию перед различными рисками, так же как и своим участием в оккупации Афганистана.
С просьбой признать т.н. геноцид к грузинскому парламенту обрати-лись несколько представителей якобы диаспоры, что соответственно, нельзя считать проявлением интересов хотя бы значимой части черкесского народа. При этом сами народы Северного Кавказа не хотят поддаваться провокациям прежней грузинской власти и не признают притянутого за уши «геноцида».
Парламентариям Грузии вскоре придётся рассмотреть более реальное и уже признанное в мире требование признать геноцид армян, что они не торопятся делать.
Грузия – единственная страна, которая проявила «оригинальность» и признала т. н. геноцид черкесов. Не ожидается, что какое-либо другое государство пойдет на это. Несомненно, что это чисто конъюнктурное решение, направленное против проведения Олимпийских игр-2014 в Сочи. Это далеко не инициатива парламента Грузии. Она идёт от западных кругов, работающих против России, которой надо было своевременно и аргументировано пресекать эти провокационные тенденции в зародыше.
Мы приветствуем последние шаги правительства Иванишвили в том, что Грузия примет участие в Сочинской олимпиаде, и её желание принять участие в обеспечении безопасности во время проведения игр. Но новые заявления с угрозами  Олимпиаде в Сочи террориста Умарова и имеющаяся информация о нахождении в Панкиси групп боевиков, готовящихся к диверсиям на Олимпиаде, не позволяют расслабляться. Российские правоохранительные органы вместе с грузинскими должны проводить согласованную работу против терроризма.
Северокавказские народы, в том числе черкесы, кабардинцы, адыгей-цы, в составе Российской Федерации имеют собственные автономные рес-публики, и у этих республик нет интереса напрягать ситуацию в своей стране из-за трактовки исторических событий. В отличие от Турции и других стран, проживающие в Российской Федерации северокавказские народы имеют свои национальные автономии (республики), со всеми вытекающими отсюда последствиями (язык, культура, вера, традиции, обычаи и др.).
К нашему сожалению, Грузия попала в неприглядную и комичную ситуацию, пытаясь навязать северокавказским народам «свои» взгляды относительно их собственной истории. При этом, субъективное мнение представителей некоторых зарубежных диаспор, приглашенных в Тбилиси, не может сравниться с реально существующими среди северокавказцев настроениями, так как они имеют основания сомневаться в искренности грузинской стороны и видят в этом попытки провокации.
Руководство Грузии не учитывает, что Российская империя в свое время имела не менее трудные отношения с абхазским этносом, большая часть которого оставила родные места и переселилась в османскую Турцию. Абхазы хорошо помнят этот отрезок своей истории, однако абхазы настроены весьма лояльно к России и тяжелая история им не мешает ориентироваться на неё, а не на Грузию. По логике грузинского руководства, если уж признан т. н. геноцид черкесов, тогда «мухаджирство» абхазов тоже должно быть оценено как «геноцид».
Признает руководство Грузии «геноцид» абхазов или нет, но на фоне грузино-абхазской войны 1992-1993 гг. и грузино-осетинской войны 2008 г. Грузия в любом случае находится в весьма трагическом положении и у неё есть масса первоочередных задач для решения, среди которых вопросу о т.н. «геноциде» черкесов явно нет места, он субъективен и должен быть дезавуалирован.
Ответить | Древовидный
Открыть эту статью в виде дерева
|

Миф о «геноциде» черкесов

Roman
В ответ на это сообщение от Roman
Легко и приятно – быть «жертвами» геноцида, которого не было. Легко, приятно и очень полезно. У тебя просят прощения, тебе дают деньги, ты оказываешься в центре внимания. Особенно это выгодно, если прежде о твоей нации никто и не слыхал. Еще удобнее, когда у «обвиняемой» стороны хватает врагов по всему миру. Главное придумать красочную легенду, а уж они раскрутят её до международного масштаба. Надо всего лишь не забывать говорить об этом постоянно, блокировать любые дискуссии на эту тему и каждый день повторять заученную ложь. Со временем, прямо по Геббельсу, она обязательно станет правдой в глазах всей планеты.
И речь не об «исторической справедливости». Её не может быть там, где нет даже сотой доли истины. Речь о том, чтобы, используя эту легенду, уничтожить страну и поставить её народ на колени. Совсем недавно мы ви-дели это в Югославии.
Сегодня мы видим те же намерения уже по отношению к России. И в этом случае рычагом становится даже не легенда, а миф. Основой для него взяты события позапрошлого века, вывернутые наизнанку. А объектом фальсификации – политика Российской империи на Кавказе, в отношении так называемых «черкесов». Именно эту политику стали преподносить как геноцид. Это не так сложно. Особенно на международной арене, где никого не волнует то, что на самом деле произошло полтора столетия назад. Зато волнует то, как можно это использовать сегодня.
С одной стороны, в сети и в зарубежной прессе можно найти десятки тысяч страниц, наполненных яркими и невероятно драматичными рассказами о «русских зверствах». С другой стороны, цена этим историям становится очевидной, стоит лишь немного подойти к этому вопросу. И тут не обязательно быть историком и не нужно копаться в архивах. Достаточного простого анализа фактов.
Прежде всего, что такое геноцид? Конвенция ООН дает однозначное определение. Это действия, совершаемые с намерением уничтожить какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую. Таким образом, геноцид – это, прежде всего, массовое истребление. Убийство, основанием для которого становится национальность жертвы.
Уже здесь мы видим первое противоречие. В Российской империи на-циональность никогда не имела ключевого значения. Не только на государственном, но и на бытовом уровне. А расовые аспекты вообще не рассматривались. Роль играла только религиозная принадлежность. Но и здесь мы не можем найти ни малейших предпосылок для преследования. Да, не все религии были равны. Но мусульмане в России всегда имели все возможные права. Империя славилась своим отношением к религии Мухаммеда. И хотя войны с Турцией давно уже стали «доброй традицией», за весь XIX век в России не было издано ни одного указа, который ущемлял бы права мусульман.
Говорить об убийствах вообще нелепо. Россия позапрошлого столетия была единственной в мире империей, которая всегда отрицала практику «зачистки» занятой территории. Более того, на присоединенные народы никогда не оказывалось давления. Они могли сохранить свою веру, свою культуру и свои земли. Единственным условием была лояльность. Но историческая правда мало интересует тех, кто ставит своей целью навязать прошлое, которого не было. И пропагандисты «геноцида черкесов» используют очень простую тактику – они показывают на свои земли, а потом на диаспору за пределами России. Именно наличие этой диаспоры становится их единственным аргументов в пользу «геноцида». Понятный подход, учитывая, что это единственное, за что можно ухватиться. Хотя и довольно странный.
Даже здесь мы видим подмену понятий. В качестве геноцида препод-носится массовая эмиграция за рубеж. Это уже отрицает какое-либо намерение истребить этнос. Но речь не об этом. Дело в том, что в этом же вопросе мы видим второе искажение фактов. А точнее – смешение терминов «переселение» и «депортация». Проводится четкая линия. Война – оккупация – выселение «покоренных» народов. Линия, вымышленная от начала до конца.
Хотя бы потому, что у царского правительства никогда не было желания занимать земли черкесов. Но именно черкесы сделали всё возможное для того, чтобы это произошло. Именно они превратили свою территорию в очаг беспредела, в источник набегов и грабежей. И именно они использовали горы как разбойничью базу, а море – как возможность торговать трофеями и рабами.
Но даже в этом случае Россия пыталась действовать поэтапно. В качестве полумеры предлагалось лишить черкесов доступа к побережью и тем самым обрубить торговлю награбленным. Привело это лишь к тому, что русских, захваченных при набегах, стали убивать на месте. В том числе женщин и детей. Решением проблемы могли стать лишь активные боевые действия. И в этой ситуации царское правительство, пытаясь избежать жертв среди местного населения, предложило части черкесов временно переселиться на равнину, где для них отводились самые плодородные земли.
Но в данном случае ключевую роль сыграл исторический фон. А именно то, что эти события совпали с отменой крепостного права по всей империи. И прекрасно осведомленная горская знать справедливо опасалась потери влияния в случае принятия российского подданства. Как следствие, ими был предложен свой вариант – массовая эмиграция в Турцию. Надо заметить, что этот план не встретил особой поддержки. Имперское руководство куда больше желало интегрировать черкесов, нежели согласиться на их переселение в державу, которая всегда была противником в этом регионе.
Тем не менее, ряд обстоятельств сделал этот исход неизбежным. Прежде всего, это позиции местных «князей» и феодальный характер черкесского общества. В результате, элита всеми доступными способами пыталась утвердить внутри него тезис об «ужасных условиях», которые ждут тех, кто перейдет под покровительство «неверных». Где-то хватало пропаганды, где то приходилось подкупать и запугивать старейшин. А где-то очень кстати приходилась поддержка тех, для кого вопить о «кафирах» – профессиональный долг. Во многом именно мусульманское духовенство сыграло решающую роль в том, что черкесское большинство с энтузиазмом восприняло идею переехать к султану.
Ну, а многочисленные османские агенты рисовали прекрасные картины нового отечества. Только реальные планы у Турции были совершенно иные. В них не было места черкесам, как полноправным гражданам страны. Зато для них была отведена немаловажная роль дешевой рабочей силы, в которой так нуждалась дряхлеющая империя.
Так или иначе, решение было принято. И Россия взяла на себя обяза-тельства способствовать его реализации. Причем в такой мере, что в итоге это аукнулось нам боком. Именно высочайший уровень содействия со стороны России, её стремление провести это цивилизованно, так, чтобы переселенцы не превратились в острие нового турецкого вторжения, именно это через 150 лет превратилось в миф о том, что наша страна была идеологом и организатором этой операции. Притом, что российское руководство в последующие годы всецело помогало тем семьям, которые пожелали вернуться обратно. А таких оказалось предостаточно. Турецкий проект был реализован в полной мере. За тем исключением, что Порта, спровоцировав массовое переселение, недооценила его масштаб. В итоге, десятки тысяч семей оказались лишними и были помещены во временные лагеря, где они умирали от эпидемий и голода. А выжившие были отправлены на окраины Османской Империи. Отсюда мы и видим диаспоры в Иордании и Сирии, в других бывших турецких провинциях.
В итоге сложилась парадоксальная ситуация. Обманутые и обездоленные, переселенцы навсегда это запомнили. Только со временем эта обида и ненависть стали настолько аморфными, что цель можно выбирать любую. И обвинять кого угодно. Конечно, то, что черкесы потеряли связь со своей исторической родиной – это трагедия. Другое дело, что потеряли они её тем же образом, что эмигранты, покидающие страну в поисках лучшей жизни. То, что их надежды не оправдались, тот факт, что они по собственной воле лишись своей земли – именно это является ментальной основой того пласта лжи, которым покрыта вся эта история.
В итоге эта ложь и стала той почвой, на которой произрастают мифы о «геноциде черкесов». И никого не волнует, что именно авторы этих мифов и украли Родину у своих же соплеменников.
Ответить | Древовидный
Открыть эту статью в виде дерева
|

Еще раз к вопросу о российском «геноциде» черкесов.

Roman
В ответ на это сообщение от Roman
Жил-был народ. Жил в окружении других народов, и все вместе они составляли население большой страны. Жил этот народ, как и другие – не лучше и не хуже, не выделяясь особо на общем фоне. Осознавая себя именно так: как самобытный уникальный народ среди самобытных уникальных народов.
И вдруг этому самому народу начали внушать мысль о том, что оказывается, на протяжении двухсот лет его целенаправленно «уничто-жали», чего сам он не замечал. Бред? Конечно! Абсурд? Несомненно. Вот только другим народам теперь приходится оправдываться, доказывая, что никакого тотального истребления не было.
Однако бредовая клевета тем и страшна, что опровергать её чрезвы-чайно трудно. Нацелена ведь она в душу человека (народа), а душа аргументацию логики не приемлет...
Речь сейчас идёт о чудовищном обвинении, выдвигаемом разного рода иностранными клеветниками, будто Россия на протяжении длительного времени уничтожала по этническому признаку горские народы Северного Кавказа, в частности, черкесский.
Вот скажите на милость: почему сегодня Россия, русский народ должны оправдываться, и перед кем, в инкриминируемом им преступлении? Это ведь не мы должны доказывать свою невиновность, а обвинители обязаны доказать нашу вину. Разве не так?
А потому простой вопрос обвинителям: приведите хоть один пример того, что в регионе прекратил своё существование хоть один народ! Но ведь не приведёте же, нет таких примеров. История не знает ни единого случая, когда на территории России прекратил существование тот или иной этнос.
Так в чём же суть обвинений? Да как водится, только в том, чтобы замарать – ведь «отмываться» всегда приходится оклеветанному.
В годы Второй мировой войны родился термин «геноцид». Его ввёл в оборот Рафаэль Лемкин, юрист, родившийся в 1900 году в Российской империи, проживавший в польском Львове и в 1941 году эмигрировавший в США. Так вот, достаточно внимательно прочитать, какой смысл вкладывает международное право в термин «геноцид», чтобы понять, насколько он неприменим по отношению к России.
Любой народ фактом своего пребывания на земле обречён жить в ок-ружении других народов. Взаимоотношения соседствующих народов никогда не бывают ровными и неизменными: периоды мирного сосуществования в абсолютном большинстве сменяются периодами вооружённых столкновений. Это не красит человечество, однако такими уж мы являемся.
Опять же, некоторые этносы в определённые периоды времени стре-мятся расширить свой ареал, присоединить к своему государству соседние земли и народы. Какие-то народы безропотно подчиняются сильному соседу. Ну а какие-то яростно отстаивают свою независимость.
Факт, не подлежащий сомнению: любое государство, которое сегодня мы видим на карте, складывалось именно таким образом – некий народ, оказавшийся в какой-то момент сильнее соседей, объединил их в единую страну.
Россия и русский народ не являются в этом вопросе исключениями. Начиная с XIV века Московское княжество (а затем царство) начало раздвигать свои пределы. И, в конце концов, эти рубежи достигли предгорий Кавказа.
У каждого народа – своя судьба. На земле существует множество этносов, которым не довелось создать своё национальное государство. Волею судеб они становятся частью полиэтнического сообщества населения некой страны. В самом лучшем случае судьба предоставляет им шанс выбрать, к кому из соседей примкнуть. Однако в большинстве случаев это происходило всё же вынужденно.
Черкесские народности проживали на Кавказе с незапамятных вре-мён. И на протяжении веков они оказывались в сфере влияния того или иного соседнего государства – Эллады, царства Багратидов, Византии, Персии, Османской империи. При этом нередко имели место случаи, когда среди самих черкесов не было единства, когда различные их лидеры считали более выгодным присоединиться к разным станам.
Скажем, на рубеже XVI–XVII веков доминирующей силой на Северном Кавказе являлся Казикумухский шамхалат – государство, располагавшееся на территории нынешнего Дагестана. Так вот, когда в 1604 году разразилась война между шамхалатом и пришедшим сюда стрелецким войском, часть черкесских народов поддержала шамхала, а часть примкнула к московской рати. Потому что в подобных военных столкновениях нейтралитет невозможен!
Вообще, русский и черкесский народы в той или иной степени контактируют между собой уже полтысячи лет (времена Тьмутаракани затрагивать не будем). За это время мы и дружили, и воевали между собой… И торговали, и роднились… Каждый историограф легко сможет подобрать факты из истории наших взаимоотношений, чтобы подтвердить любую теорию — как вековой дружбы, так и вражды.
Да, воевали, кто бы спорил. Только ведь войны на истребление не ве-лось – вот что главное!
Более полувека в XIX веке длилась Кавказская война. Что и говорить, кровушки пролилось в регионе немало – и проливали её все участники. Однако, в конце концов, Россия одолела, вытеснив из региона претендовавших на эти земли и персов, и османов. В 1859 году в плен сдался имам Шамиль, после чего в регионе начал затухать газават. Наиболее упорные противники России продолжали бороться до 1864 года, однако ни у кого не оставалось сомнения в том, что, в конце концов, и эти очаги сепаратизма будут подавлены.
Давайте оставим стыдливые недомолвки. Какое нормальное государство потерпело бы на завоёванных землях существование вооружённых отрядов сепаратистов?! Да ни одно! И Россия не стала здесь исключением.
Да, царские войска повсеместно теснили повстанцев. Но, повторюсь, речь не шла об истреблении! Горцам предложили покориться обстоятельствам, определили места для проживания вдоль рек Кубань и Лаба – благодатные места! Конечно, можно понять людей, которым приходилось оставлять земли их предков, аулы, в которых они родились и выросли. Но, как ни говори, их не гнали в безжизненную пустыню, не обрекали на гибель в непригодных для жизни резервациях! О каком же истреблении идёт речь?
Ну а кто не желал мириться с подобным положением дел, тем предоставили возможность переселиться в единоверную Турцию.
О «турецком исходе» можно говорить много, однако только отметим: если провести анализ, кто – оставшиеся или уехавшие – остался в выигрыше, сравнение окажется в пользу принявших российское подданство. Это – факт.
Прежде всего, невозможно оспорить факт, что черкесы в России обрели свою письменность. А что такое письменность? Это возможность развивать собственную культуру и литературу! В регионе образовано три субъекта Федерации с населением преимущественно черкесским: Адыгея, Карачаево-Черкессия, Кабардино-Балкария… Больше нигде в мире черкесы не имеют собственных национальных административных образований.
Кроме того, есть ещё и Абхазия!
К слову, об Абхазии. Абхазы – это черкесы! Когда республика объявила независимость, это её право на самоопределение признали всего несколько государств мира, в том числе, Россия. В то время, как государства, ныне обвиняющие нас в «гонениях» на этот народ, сделать это не торопятся. И этот факт вовсе уж не вписывается в обвинение нашей страны в античеркесской деятельности.
Ну а теперь – резюме.
Любое государство складывалось за счёт присоединения к некому сильному народу соседних племён и земель. Россия – не исключение. Исто-рия знает немало случаев, когда пришельцы попросту уничтожали покорённые народы, и на освободившиеся территории заселяли своих подданных. Россия так не поступала: принявшим подданство Москвы предоставлялась возможность переселиться на плодородные земли, а тем, кто желал, предоставлялась возможность отправиться в страну, обещавшую им приют. Никто не говорит, что такое решение безукоризненно с точки зрения гуманизма – переселение людей без их желания, в любом случае есть факт насилия.
Но о геноциде тут говорить точно не приходиться!